Зеркало для героев - Гелприн Майк

Описание книги Зеркало для героев - полная версия

Это первый сборник серии «Зеркало» — серии необычной, аналогов которой ещё не было. И этот сборник — необычный также. У него двойное дно, а под ним — звёздное небо. В нём тринадцать созвездий зодиака и тринадцать пар фантастических историй, и одна из каждой пары написана мужской рукой, а другая — женской. Авторы смотрятся друг в друга и в мир и отражаются в его зеркалах.

Назад ... 118 Вперед
Перейти на страницу:

Annotation

Это первый сборник серии «Зеркало» — серии необычной, аналогов которой ещё не было. И этот сборник — необычный также.

У него двойное дно, а под ним — звёздное небо. В нём тринадцать созвездий зодиака и тринадцать пар фантастических историй, и одна из каждой пары написана мужской рукой, а другая — женской. Авторы смотрятся друг в друга и в мир и отражаются в его зеркалах.

Майк Гелприн, Ольга Рэйн

Зеркало для героев

1. Овен — Я САМ

♂ Механизм проклятия

♀ Письмо из Сингапура

2. Телец — Я ИМЕЮ

♂ Скучать по Птице

♀…и видеть сны, быть может

3. Близнецы — Я ДУМАЮ

♂ Земля, вода и небо

♀ Русалочка

4. Рак — Я ЧУВСТВУЮ

♂ Существо особенное

♀ Облако в серебре

5. Лев — Я ХОЧУ

♂ Города на букву «Н»

♀ Ловцы

6. Дева — Я АНАЛИЗИРУЮ

♂ Вериль

♀ Вечером во ржи

7. Весы — Я УВАЖАЮ

♂ На посту

♀ Время года — лето

8. Скорпион — Я ВОЖДЕЛЕЮ

♂ Мёртвые, неживые

♀ Последняя попытка стать счастливым

9. Змееносец — Я МЕНЯЮСЬ

♂ + ♀ + ♂ Главный завет

10. Стрелец — Я ВИЖУ

♀ Полёт пеликана

♂ Теперь так будет всегда

11. Козерог — Я ИСПОЛЬЗУЮ

♀ Просветление

♂ Свиноводы

12. Водолей — Я ЗНАЮ

♀ Доска для игры в сенет

♂ Пилигримы

13. Рыбы — Я ВЕРЮ

♀ Солнце моё, взгляни на меня

♂ Дурная примета

notes

1

2

3

4

5

6

Майк Гелприн, Ольга Рэйн

Зеркало для героев

♂ — Майк Гелприн

♀ — Ольга Рэйн

Зеркало для героев

Мужчины смотрятся в зеркала, женщины ищут в зеркалах себя. Элисса Меламед

Книги — это мир, отраженный в зеркале; они обладают его бесконечной плотностью, многообразием и непредугаданностью. Жан-Поль Сартр

Так вышло, что в астрологии правила относятся к планетам и звездам, но это просто способ думать о проблеме, позволяющий более четко представить себе саму эту проблему. Астрология никак не связана с астрономией. Она связана с размышлениями людей друг о друге. Дуглас Адамс

…и когда спросили мужчину, почему он смотрит в ночное небо и что в нем видит, он вздохнул и стал говорить про нравственный закон внутри нас, про вечные истины, связь земного и небесного. Не забыл он упомянуть и двенадцать участков, на которые разделен пояс эклиптики, и малоизвестное тринадцатое созвездие Змееносца, и солнце, что светит над праведными и неправедными.

«Звезды отражают человека», — сказал он, а женщина кивала, соглашаясь.

…когда же спросили женщину, она ответила не сразу, потому что не услышала вопроса, блуждая взглядом среди звезд и замерев от восторга.

«Человек отражает звезды, — сказала она. — Миллиарды их взрываются и гаснут без нашего ведома. На земле жили миллиарды людей, но кто помнит о них, кто знает их имена?»

И мужчина кивал и тоже думал об этом, а потом они посмотрели друг на друга и улыбнулись.

В соавторстве с Александром Габриэлем

1. Овен — Я САМ

Зеркало для героев - _1.jpg

Начало действия, приход новой жизни. Мужская воля и активность. Возрождение путем уничтожения старого. Обновление природы и человека.

♂ Механизм проклятия

Майк Гелприн

Вестовой полковника нашёл меня в три пополудни — в припортовой марсельской таверне, где мы с Бруно, Малышом Аекруа и Носатым Тибо заливали кальвадосом воспоминания. Человек полковника пришёлся как нельзя кстати, потому что деньги у нас троих уже подходили к концу, а у Бруно их отродясь не водилось.

— Господин полковник… — начал было вестовой.

— Передай ему, — прервал Малыш Лекруа, — пускай поцелует нас в задницы. За тобой должок, Рене — за тот шмен-де-фер перед кимберлийской бойней. Гони двадцать франков и проваливай к чёрту.

Малыш был кругом прав. Во-первых, с окончанием бурской войны иностранный легион расформировали, так что полковнику мы больше не подчинялись. А во-вторых, Лекруа был не виноват, что ему зашла карта, как раз когда хаки решились на вылазку. Ночная атака застала нас врасплох, и рассчитаться проигравшие не успели. Двое из них остались должниками навечно — обоих наутро отпел полковой аббат.

— Господин полковник велел передать, — невозмутимо продолжил вестовой, небрежно бросив на стол монету в двадцать франков, — кое-что для лейтенанта д’Орво. Это, Баронет, тебе, — покончив с официальной частью, протянул он мне запечатанный сургучом пакет. — Утром доставили в полковую канцелярию. Налейте, что ли, черти.

Носатый Тибо разлил остатки кальвадоса на четверых, потому что Бруно не пил ничего крепче зулусского ячменного пива. Мы опростали бокалы за тех, кого зарыли под Кимберли, Ледисмитом и Блумфонтейном. Затем я сорвал печать.

В пакете были письма, первые, что я получил за последние восемь лет. Проштампованные почтовые марки на самом старом едва умещались на конверте. Я присвистнул — отправленное шесть лет назад письмо разминулось со мной множество раз. Полгода оно провалялось в Дурбане, пока я рвал хребет на натальских алмазных приисках. Затем отправилось обратно в Ренн и оттуда вместе с двумя другими — в Кейптаун. Я тогда как раз загибался от лихорадки в Йоханнесбурге, и письма вновь откочевали во Францию. В последний вояж через океан они отправились полтора года назад и промахнулись мимо меня в Феринихинге, потому что я в то время помирал от сепсиса после штыковой раны в бедро и значился пропавшим без вести. Бруно выходил меня, но в расположение полка мы с ним прибыли, когда письма уже вновь уплыли на родину. Последний, четвёртый конверт присоединился к собратьям с месяц назад уже здесь, в Марселе, и, в отличие от прочих, имя отправителя на нём было мне незнакомо.

— Счастливчик ты, Баронет, — усмехнулся Малыш Лекруа, заказав круговую. — Письма… Небось, от родни, твоя милость?

— От родни, — буркнул я. — От кого же ещё, будь они неладны.

Насмешливым прозвищем Баронет я был обязан своему происхождению. Мой отец, его милость барон Жан-Жак д’Орво, выставил младшего отпрыска славного рода из дома, когда мне едва сравнялось восемнадцать. За последующие годы скитаний я не получил от родни ни сантима. Ненависть к отцу, мачехе и обоим братьям давно переродилась во мне в равнодушие. Я месяцами не вспоминал о них, и теперь, глядя на письма, с трудом осознавал, что отправители первых трёх имеют ко мне отношение.

— Давай, вскрывай уже, Баронет, — бросил Носатый Тибо. — Может, в каком-то завалялась купюра-другая, а то и банковский чек.

Ни купюр, ни чеков в письмах не нашлось. В них нашлось нечто другое, и по сравнению с этим «другим» деньги, чеки, события восьмилетней давности и события последних лет показались мне вдруг неважными.

— Допивайте без меня, — я поднялся из-за стола после того, как добрые четверть часа сидел, переваривая прочтённое, не принимая участия в попойке, не отзываясь на оклики и не отвечая на вопросы. — Я дам знать о себе позже. Бруно, пойдём!

— Как скажешь, Барт.

С Бруно мы были неразлучны вот уже пять лет. С тех пор как я на себе вынес его, тринадцатилетнего, из пылающей после зулусского набега бревенчатой хижины. Кроме мальчишки, на ферме не уцелел никто — непокорные племена на северной границе Трансвааля пощады бурским поселенцам не давали. Бруно остался со мной. Он один называл меня не Баронетом, а Бартом, потому что французским не владел и изъяснялся на африкаанс, в котором длинные слова не в чести. К восемнадцати годам Бруно вымахал в здоровенного малого, скуластого, белобрысого, мрачного и бесстрашного. Трижды он вытаскивал меня, уже занёсшего ногу над порогом в пустоту, из которой не возвращаются. И бессчётное количество раз, подавая мне шпагу или револьвер, подсаживая на коня или меняя присохшие к коже, задубевшие от крови бинты, говорил:

Назад ... 118 Вперед
Перейти на страницу:
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Зеркало для героев":
×