MyLib — книжный портал » Любовные романы » Вечность после... (СИ)

Вечность после... (СИ) - Мальцева Виктория Валентиновна

Вечность после... (СИ)
71
Название: Вечность после... (СИ)
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Вечность после... (СИ) - полная версия

Он называл её «Опиум», потому что его любовь к ней была похожа на одержимость.

Он нарисовал на своей груди татуировку мака, идеальную копию её цветка - символ бессмертия их чувства.

Он обещал ей дом на берегу реки, детей, процветание и высокие стены его защиты и заботы.

И он всё это дал… но не ей.

Семейная тайна разбила все их надежды и мечты, открыв непреодолимое препятствие - им НЕЛЬЗЯ.

Пути Господни неисповедимы, однако счастье каждого человека – в его собственных руках, и только в них.

 

Ограничение: 18+

Назад ... 71 Вперед
Перейти на страницу:

Опиум. Вечность после…#2

Виктория Мальцева

ПРОЛОГ

Дамиен

В тот день мы оба постарели лет на десять. Но далеко не сразу поняли, что уже никогда не станем прежними.

- Помнишь ту женщину, которой ты в четыре года заявил, что твоя мать шлюха? – спрашивает отец.

Чёрт… Да, я это помню. Один из самых больших конфузов в детстве: бабушка часто повторяла своим соседкам, что её сыну не повезло – он нарвался на шлюху. Шлюха бросила ребёнка – меня, и уехала в неизвестном направлении. Точнее, направление было известно: к другому кобелю. Надо сказать, бабка моя была довольно авторитарным и безапелляционным человеком: всю жизнь проработала на стройке прорабом, фактически под её началом возведена едва ли не половина Ванкувера. Ну, если верить тому, что она говорила.

- Помню, - отвечаю ему, - это была Энни. И ты посадил меня в чулан на три часа, а Энни плакала и уговаривала выпустить, - делюсь с отцом своими самыми ранними воспоминаниями.

Всё это вышло из-за игрушечной машины – модели чёрного Мустанга. Энни, приехавшая в очередной раз к отцу, спросила, нравится ли мне моя игрушка, и я ответил ей, что мне её подарила шлюха. На самом деле, я даже не знал значения этого слова, однако догадывался, что это нечто нехорошее. Энни хлопала глазами, как кукла, потом спросила:

- Как ты сказал?

И я ответил:

- Это подарок на Рождество от моей матери.

И добавил:

- Шлюхи!

Энни буквально взорвалась рыданиями и выскочила в ванную, отец взбесился, а я был горд собой - Энни мне не нравилась. А бабушка, с которой я проводил большую часть своей жизни, считала, что все женщины – «хитрые твари, ищущие выгоды и приключений». Собственно, эту мысль она и вбивала в мою голову примерно до моих полных восьми лет, пока скоропостижно не умерла от рака. В том же году, только двумя месяцами позднее, Энни и её дочь Ева поселились в нашем доме. Я очень жалел, что бабушка умерла – такие перемены могли бы стать крайне весёлым событием, будь она жива! Бабуля могла кого угодно сжить со свету, будь это соседка-кошатница или новая жена её сына.

Поднимаю глаза на отца, совершенно не понимая, к чему он ведёт, но уже ощущая каждой фиброй своей души близость катастрофы. Она уже струится по моим венам, уже разгоняет сердце, уже затмевает разум эмоциями.

Наконец, он это произносит:

- Ты сказал это своей матери, Дамиен. Женщине, с таким трудом выносившей тебя, и давшей жизнь вопреки всем сложностям!

- ЧТО?

- Энни – твоя мать. Твоя биологическая мать. Твоя родная мать.

Шок мешает мне осознать главное:

- Если Энни моя мать, то кто тогда родители Евы?

- Ева… твоя сестра-близнец, Дамиен. У неё те же родители, что и у тебя.

Слова, которые навсегда изменят мою жизнь. Перевернут её с ног на голову, схватят меня за горло и долгие годы станут душить. Слова, которые расчленят мою душу, заставив выбирать между долгом, моралью и чувствами. Слова, из-за которых я наделаю массу ошибок, и многие из них окажутся непоправимыми.

В моих глазах темнеет. Отец продолжает говорить, но я едва осознаю смысл произносимых им слов:

- У нас с Энни родилась двойня. Ева появилась на свет первой и весила почти на килограмм больше тебя. Ты был вторым и… мёртвым. Ты родился мёртвым, Дамиен.

Мне плевать каким я родился. В данный момент я ничего не вижу, и мне тяжело дышать. Я, чёрт возьми, не могу сделать вдох: какое мне дело до того, кто был первым, а кто вторым?

- Энни только исполнилось девятнадцать, и она была худой, слабой, тело словно просвечивалось. Эти её запястья в тонких синих прожилках, живот, грудь я до сих пор забыть не могу и не понимаю, как она вообще смогла пройти через всё это до конца! Она едва не умерла в родах, а ты назвал её шлюхой, Дамиен!

После этой фразы шум, резонирующий в моей голове, наконец, создаёт взрыв. Боль вырывается наружу. Я вскакиваю на ноги, хватаю отца, протирающего салфеткой красные глаза, за дорогую рубашку и среди всей какофонии своих беспорядочных мыслей отчётливо слышу, как трещит и разрывается её ткань, как лопаются нитки:

- Что ты сказал? Повтори ещё раз: Ева мне кто?

- Сестра! Твоя сестра-близнец…

Он произносит это таким спокойным тоном, как нечто обыденное, обыкновенное. Как нечто само собой разумеющееся и не требующее осмысления.

- Отпусти мою рубашку, Дамиен! – его голос грудной, мощный.

Но Дамиена больше нет. Дамиен уничтожен. Есть только безумец, растерянно пытающийся найти выход из окружающего его хаоса. Уцепиться за нить, ведущую в адекватную реальность.

Девушка, которую я люблю больше жизни, женщина, с которой столько раз занимался сексом и видел женой и матерью наших детей, душа, от которой я вот уже год не могу оторваться – моя родная сестра-близнец?

Ева

- У вас одни родители, одна кровь, одинаковый ДНК! Я не знаю, как ещё тебе объяснить это, Ева! – мать почти орёт. Визжит, как белка.

Мгновения мы смотрим друг на друга в упор. Мне кажется, что в моих венах лёд: часть меня уже всё поняла, но другая отказывается верить, принимать.

- Вы с Дамиеном родные брат и сестра! – повторяет.

А для меня эти слова всё равно, что нож гильотины. Ещё раз голова с плеч, и только звон в ушах. Странно, что я всё ещё могу жить.

Мир остановился. Время впервые в истории Вселенной прекратило свой ход, сделав это исключение для одной очень маленькой девочки, почти микроскопической, чтобы дать возможность её огромному, переполненному чувственной привязанностью сердцу осознать невероятное.

Невозможное.

Недопустимое.

То, что разрушит её мир, разобьёт все до единой мечты и на долгие годы повергнет в глубочайшую яму депрессии.

Перед глазами Дамиен, крушащий кухню, разбивающий посуду, технику, ломающий мебель. Фатальные удары металлического барного стула о гранит стойки и белые дверцы шкафчиков. Посудомоечная машина помята, холодильник открылся, не выдержав побоев, и растерял содержимое, тонкий экран телевизора – вдребезги.

Но главное – взгляд: затравленный, болезненный, не взгляд – крик. Отчаянный душевный вопль. Блеск влаги в глазах.

И его слова родителям:

- Я ненавижу вас обоих! ОБОИХ!

Сказал, будто проклял их.

Проклял.

И боль, моя ни с чем не сравнимая боль в тот момент, когда он шарахнулся от меня, отступал, пятился к двери, глядя в глаза. В последний раз глядя.

Мой Дамиен. Мой мужчина. Мой родной брат.

Есть в человеческой способности мыслить такое явление, как логика, и вот, моё стремительно тонущее в боли сознание пытается за неё цепляться, стараясь найти отдушину, лазейку, нечто, хоть что-то, дающее надежду:

- Это невозможно! Мы рождены в разные дни, ты не могла родить одновременно от разных мужчин… если бы у нас была разница в возрасте, то тогда… а так… Ты всё это выдумала! Я знаю, вы не хотите, чтобы мы были вместе, только я не понимаю почему!!! За что вы нас так ненавидите?

Я рыдаю, у меня истерика. Мать пытается обнять, утешить, её ладони на моих руках, голове, спине - они повсюду, их цель - создать для меня спасительный кокон, который пусть не убережёт от боли, но, по крайней мере, поможет её пережить:

- Ева, вы близнецы… Ты родилась первой, а Дамиен - всего на двадцать три минуты позднее, но уже в другой календарный день, понимаешь?

Понимаю ли я?

Не знаю, сколько времени прошло, но тогда мне казалось, это была вечность. Впадина безвременья, разделяющая настоящее и прошлое, любовь и бесконечную бездну потрясения. Голос матери, нежный и, как никогда, спокойный, вынимает меня из забытья:

- Мне было шестнадцать, когда я впервые встретила Дэвида, в семнадцать мы стали парой, а в девятнадцать, порушив все наши планы, у нас родилась двойня. Спустя ещё год, в двадцать, мы поженились, хотя фактически уже были семьей. Нам обоим было нелегко: слишком рано появились дети, слишком много ответственности и слишком мало опыта. Дэвид устроился работать на фабрику картонных коробок, после на завод индейки… Он возвращался поздно, и я называла его «куриным папой», но он никогда на меня не обижался. Всегда был рядом, всегда на моей стороне.

Назад ... 71 Вперед
Перейти на страницу:
Похожие книги на Вечность после... (СИ):
- любовь (ЛП)
07:40
- любовь (ЛП)
Ким Холден
Разбитые мечты
07:40
Разбитые мечты
Кузьминых Юлия
Время Смилодона
07:40
Время Смилодона
Разумовский Феликс
Маска возмездия
07:40
Маска возмездия
Макфи Маргарет
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Вечность после... (СИ)":
×