MyLib — книжный портал » Любовные романы » Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ)

Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ) - "AlmaZa"

Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ)
122
Название: Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ)
Автор: "AlmaZa"
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ) - полная версия

После постигшей её драмы, которой закончилась первая любовь, принцесса Беллона пытается вернуться к жизни, ко двору, наладить свою судьбу. Но даже теперь, став осмотрительнее и серьёзнее, она всё равно не всегда может противостоять козням злого рока, который нависает над их королевской семьёй и, порой кажется, всем Феиром.

Неизвестный жених, сомнительное покровительство, тайны фрейлин и брат-наследник, катящийся в пропасть — есть ли спасение от всего этого?

 
Назад ... 126 Вперед
Перейти на страницу:

Пролог

Мягкий пушистый снег кружился между небом и землёй и вспыхивал, словно искры, попадая под свет фонарей. Дороги, тропинки и обочины припорашивало этими белоснежными хлопьями, которые превращались в сплошные блестящие пространства. Слегка подтаявшие сугробы обещали обратиться в отражение кучевых облаков — дайте только вьюге этой ночью взяться за дело. Тонкий серп луны то показывался, то вновь скрывался в глубинах чёрного тучного купола. Мороз стоял не сильный, воздух пощипывал кожу только когда начинал дуть ветер.

Экипаж ехал уже не так быстро и теперь выглядел скорее торжественным, чем спешащим. Преодолев последнюю часть пути по открытым полям, смотревшимся угнетающе неживыми в темноте этого вечера, он приближался к королевскому дворцу. Тот, в свою очередь, просто ослеплял предпраздничной иллюминацией и светился уже издалека. Почти во всех окнах горел свет, на стенах, помимо дежурных, закрепили дополнительные факелы. От него буквально веяло жаром веселья и отголосками смеха. Четвёрка лошадей затормозила у ворот. Они быстро распахнулись, встречая ожидаемых путников. Экипаж торопливо пропустили внутрь высоких стен, ограждающих дворец от внешнего мира, и остановили перед парадным входом, из которого мигом выбежал лакей и, с поклоном, отворил дверцу кареты. Из неё изящно выпрыгнула девушка, которой он не смел подать руку — неприкосновенно для низкородной прислуги. За ней показалась следующая фигура. Маленькие ножки в бежево-серебристых сапожках ступили на откидную ступеньку и через секунду ловко очутились на земле. Лакей и появившийся из тёплого помещения камердинер низко раскланялись второй юной особе. Их удостоили еле заметного кивка головы, с которой при этом соскользнул капюшон. Под снежинками, напоминающими крылья волшебных фей, зазолотились густые, светящиеся нимбом волосы. Девушка подняла лицо и выпустила изо рта облачко пара, растопившее ледяные узорные комочки до того, как они успели его коснуться.

— Ваше высочество, прошу вас, накиньте плащ плотнее, иначе простудитесь, — предупредила первая леди, но её просьба осталась безответной.

— Ваше высочество, мы ждали вас ещё два дня назад. Что вас задержало? — подошёл камердинер.

— Мы не могли мчаться быстрее. Мы и так отправились в путь в тот же день, как получили послание от нашего венценосного отца и торопились, как могли. Что-то случилось из-за нашего опоздания?

— Нет-нет, всё в порядке! Просто, его величество начинали волноваться…

— Что ж, тогда идёмте, обрадуем и успокоим их.

Девушки, в сопровождении мужчины, покинули двор и вошли во дворец.

Возвращение принцессы из Флай-о-Фреш, где она провела почти два месяца, не считая времени ушедшего на дорогу туда и обратно, было первым предзнаменованием оживления во дворце Карлеалей. После отлучения королевской дочери от двора, всё будто замерло. По началу, пока не улеглись все страсти, ещё были какие-то движения в столице, домах дворян и залах в них, но потом, когда мало-мальски удалось обойти скандал и объяснить всё как можно более приличнее и правдоподобнее, жизнь Феира остановилась на месте. Спустя столько времени, многие поверили в миф о тяжёлой болезни принцессы, такой тяжёлой, что девушку уже считали мёртвой, но она чудом исцелилась и, чтобы поправить здоровье, удалилась к далёкому Южному морю и его побережью, которое славилось лечебными источниками. Некоторые остались при мнении, что изначальные слухи были правдивы, и дочь короля была похищена, а потом вырвалась из плена олтернского рыцаря. Беллона, перед возвращением домой поинтересовалась, что говорят о ней в народе и, услышав последнюю версию, горько ухмыльнулась. Нет, из плена олтернского рыцаря она не освободилась. Она научилась сдерживать себя, но не смогла забыть его. Она научилась смиряться, но не смогла простить себе гибель любимого человека. Ведь она и никто больше не был повинен в казни графа. Поэтому душа её полностью находилась в его власти, власти, которую не дано было никому разрушить, разве что, призраку Дерека. Как она прочла в письме брата (единственном послании, которое ей разрешила прочесть, ведь она была наказана и отсутствием возможности общаться с друзьями), сэр Аморвил был препровождён на Олтерн и обезглавлен в собственном поместье, где его и погребли рядом с предыдущим графом Аморвилом. С этим последним известием из её прошлой, беззаботной жизни, Беллона и прибыла к бабушке, по слухам, холодной и строгой женщине. Виктория Карлеаль, в девичестве Виктория Мэри Эл Рой, представлялась отдельной частью наказания, которая будет постоянно надоедать, и заставлять раскаиваться в своих поступках и страдать от них пуще прежнего. Несмотря на мрачные предчувствия, они не исполнились, и королева-мать вообще не стала сама первая навязываться внучке, лишь встретив её по приезде. Дни летели, принцесса поправлялась и замыкалась всё больше в своём одиночестве и невосполнимой потере. Единственный знакомый человек, которого дали ей в сопровождение — княгиня Эскорини, постепенно стала пытаться вывести её из этого состояния, выводя на прогулки, показывая местные красоты, достопримечательности. Долина приморской нимфы Ауату, которая приводила всех впервые её видевших в восторг, не вызвала даже малейшего трепета у девушки, в то время как её спутница с замиранием сердца впитывала в себя великолепные здешние виды. И вот однажды, после обеда, Британика сослалась на усталость от жары и попросила королеву Викторию пройтись вместе с Беллоной. Семидесяти семи летняя женщина (да-да, именно женщина, а не дряхлая старушка!) спокойно согласилась и пошла показывать дочери своего сына ещё не виденные тою уголки и закутки замка, аллей и парков. Этот полуденный променад и разговор во время него твёрдо засел в памяти принцессы. Она никак не ожидала открыть для себя королеву-мать с той стороны, с которой открыла. Виктория, хоть с виду и была непроницаемой, выдержанной, с ледяной душой, оказалась понимающей, сочувствующей и опытной дамой, которая смогла разложить по полочкам всё произошедшее с девушкой. Она объяснила, что существует разница между непреодолимой страстью и настоящей любовью. Они одинаково истинны и искренни, от них людей одинаково тянет друг к другу и влечёт, но первое рассыпается в прах при излишней чувствительности и нежности. Мягкие чувства и забота убивают страсть, в то время как любовь они только подпитывают. После долгого диалога на эту тему, Беллона стала пересматривать изнутри то, что возникло между ней и Дереком. Сначала она усомнилась в том, что он любил её (а Виктория убедительно доказывала, что нет, что была всего лишь страсть), а потом, после долгого сопротивления, принялась поддаваться тому, что и сама испытывала всего лишь сильную страсть, которая погубила его и почти сожгла в себе её. Ведь настоящая любовь не может навредить или уничтожить!

Королева-мать, получив письмо от сына в первый день приезда Беллоны к ней, в котором описывалась вся произошедшая ситуация, догадалась, что должна начать относиться к девушке не как к заключённой в темницу, и ни в коем случае не быть для неё воспитательницей или надсмотрщицей. Ей нужно было стать другом, добрым другом, который растолкует ей всё и поможет избавиться от рокового увлечения, излечиться душой от ран, нанесённых неопытному сознанию первыми чувствами, переживаниями. Не каждый человек может спокойно и равнодушно принять что-то новое, узнаваемое о жизни. Так и принцесса, обожглась на первой же попытке изучить и понять людей, споткнулась на самой первой ступеньке длинной лестницы. Женщина с жалостью отнеслась к гостье. Прижав к груди листок, исписанный нервными чернильными буквами, она мокрыми глазами посмотрела через стекло, из которого выгружали вещи принцессы. Когда-то она сама была такой же юной и пугливой, незнающей и наивной. Возможно, дай ей волю или удобный случай, она сама бы по молодости наделала немало шума, натворила каких-нибудь историй, но стоило ей немного созреть и выйти в свет, как в неё влюбился Робин…Виктория промокнула кружевным платком глаза, обведённые сеточкой мелких морщинок, и продолжила вспоминать.

Назад ... 126 Вперед
Перейти на страницу:
Похожие книги на Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ):
Беллона
07:40
Беллона
Майлз Розалин
Жених в наследство (СИ)
07:40
Жених в наследство (СИ)
Михеева Рина "Пушися"
Королевская кровь-2 (СИ)
07:40
Королевская кровь-2 (СИ)
Котова Ирина Владимировна
Красавицы и чудовища (СИ)
07:40
Красавицы и чудовища (СИ)
Шульгина Татьяна Павловна
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Беллона Карлеаль, или сестра изгнанника (СИ)":
×