Испанец (СИ) - Фрес Константин

Испанец (СИ)
87
Название: Испанец (СИ)
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Испанец (СИ) - полная версия

В ее жизни все не так. Самые дорогие ей люди причиняют ей только боль. Предательство, эгоизм и ложь - вот все, что она видела от тех, кто говорил ей о любви. Что делать? Поддаться отчаянию или попытаться изменить свою жизнь? Отважиться улететь из промозглого марта в солнечную теплую Испанию, чтобы стать профессионалом своего дела, высококлассным переводчиком? И, разумеется, никаких больше романов! Никаких ухажеров, никакого доверия и любви! Нет, она сказала! Нет! Но разве можно сказать "нeт",когда испанец говорит "si, mi amor"? Он - сын испанского гранда, красавчик Эдуардо де Авалос, своенравный, с жутко упрямым характером. И он - тореро.

Назад ... 58 Вперед
Перейти на страницу:

Глава 1. Марина

С самого детства Марина была типичной неудачницей.

Классической.

Убожеством, объектом для насмешек, безрукой неумехой, у которой ничего не может быть нормально априори. Ронять и испытывать чувство мучительного стыда - вот на что она была годна. Опустить руки и сдаться было для нее обычным делом, и эта постыдная привычка выкорчевывалась из души, вычищалась из характера с трудом и уже в достаточно взрослом возрасте.

Даже сейчас, по прошествии времени, когда школа и старые вязаные свитерочки, донашиваемые за старшей двоюродной сестрой были далеко позади, а сама Марина считалась довольно успешной молодой женщиной, ее уверенность в себе легко можно было поколебать, всего лишь уронив папку. И в один миг ее умение держать себя растворялось, девушка неловко сутулилась, движения ее становились быстрыми и суетливыми, и она чуть не плакала, сгребая расползающиеся по полу документы в скользких мультифорах.

Размышляя здесь и сейчас о таком положении вещей, Марина все же приходила к выводу, что все ее неудачи и вечный позор джунглей были всего лишь результатом искусственно привитой застенчивости и воспитания. В семье ее учили быть такой - готовой жертвой, удобной для употребления какому-нибудь доморощенному тирану, лишь бы только он появился на горизонте и забрал ее замуж, сняв с плеч родителей эту непосильную ношу - заботу о дочери. Марина потому и фамилию свою – Полозкова, - не любила. В ее воображении та звучала всегда издевательски и была неотрывно связана с прошлым, в котором над нею смеялись и называли исключительно по фамилии.

«О господи, Полозкова, что у тебя случилось?»

«Вечно с тобой что-то не так!»

«Ну, понятно, это же Полозкова! Разве у нее может быть что-то нормально?!»

Едва ли не с пеленок Марине внушалось, что мучиться, иметь на сердце незаживающую рану и страдать, самоотверженно превозмогая все трудности - это нормально, романтично и в какой-то мере даже хорошо, ведь это удел всех приличных женщин. По юности и наивности Марина, не видя иного примера перед глазами, конечно, в это верила…

Ее мама, Елена Петровна, была женщиной властной, жесткой и авторитарной, а отец как раз наоборот – был человеком мягким и даже бесхребетным.

Иногда Марине казалось, что маме ее самой хотелось хоть немного побыть слабой бледной дамой, склонной к обморокам и благородным слезам, красиво ползущим по щекам, этакой беспомощной жертвой обстоятельств, которую бы все жалели и окружали вниманием. Но отец не спешил подтирать сопли супруге и наигранных истерик с красивым заламыванием рук не понимал. Он был человеком очень простым и приземленным и выяснять высоких отношений не хотел категорически. Не хотел бегать в ночь за  супругой, не хотел после пустяковых ссор ползать на коленях с богатыми дарами, с цветами и духами, заглаживая свою несуществующую вину. Он хотел борща и тихих семейных вечеров.

 И Елена Петровна, поняв, что рядом с ней отнюдь не мужественный герой, не утонченный граф и не страстный капитан с пиратского корабля, и бурных страстей от него ожидать не приходится,  замыкалась в гордом молчании на целые недели, лелея свои обиды и затаив зло. В отместку за нечуткость мужа с годами она превратилась в холодную, вечно озолбленную стервозную тетку, изломала, уничтожила слабохарактерного супруга постоянными склоками и следующими за ними многодневными отказами разговаривать, а из Марины она вздумала вылепить то, чем ей не удалось стать самой – хрупкую и беззащитную тургеневскую барышню.

Мама с детства твердила ей: «Не высовывайся, будь скромнее, веди себя правильно! Нечего модничать. Кому надо, тот сам тебя заметит!» Отчасти это было своего рода методичкой, пособием для Марины, как себя правильно вести, а отчасти таким образом мама решала проблемы, возникающие с взрослением дочери и с ее желанием одеваться красиво и нравиться парням.

Сколько раз Марина рыдала, закрывшись в ванной, из-за того, что ее поднимали на смех из-за обносок, которые она была вынуждена донашивать за старшей родственницей! Как она хотела хоть раз, но побыть точно такой же, как и все ее сверстники! Не лучше, не богиней и не королевой – прост такой же, ничем не отличающейся… Но мать раз за разом повторяла свое железное «не высовывайся!», убеждая Марину, что ее природная красота сделает свое дело, и однажды найдется тот, кому будут не важны ее старые, не модные платья, и Марина умолкала, не смея больше напоминать о желанной обновке.

Отчего у родителей не находилось денег, чтобы одевать дочь, Марина не знала. Они жили вовсе не бедно; вполне благополучная семья, среднего достатка. Но отчего-то интересы и потребности Марины рассматривались в самую последнюю очередь, и мать, решая возникающие проблемы, всегда употребляла неприятное словцо «выкрутилась». Марна ощущала себя не человеком, а досадным недоразумением, трещиной на стене, которая беспокоит и все портит. А материны «выкручивания» здорово походили на то, как эту злополучную трещину заклеивали малярным скотчем и завешивали кричащим плакатом с рок-певцом, или же календарем христианских праздников. Неважно чем, лишь бы прикрыть.

Выкрутиться из положения.

Сделать видимость, что проблема решена.

А если Марина начинала возмущаться, ей тотчас напоминали ее место, и подчас очень грубо.

«Ты никто, и звать тебя никак! Твое тут только г… в унитазе! - так говорила разгневанная мать, сердясь на неблагодарность дочери. - Где я тебе должна взять? Ну, где? Повеситься мне, что ли?»

И это, конечно, давало свои плоды. Марина, затюканная, заткнутая правилами хорошего тона,  закомплексованная и морально раздавленная, по рукам и ногам повязанная приличиями, просто не научилась контактировать с людьми.

Ну, вот так.

Не умела общаться, не умела поддержать разговор, да что там – она не умела даже верно, адекватно реагировать на ухаживания мальчишек, когда некоторые одноклассники вдруг порывались за ней ухаживать. Марина забивалась в угол, пугаясь неожиданного и незаслуженного, как ей казалось, внимания к такому ничтожеству как она, отмалчиваясь и мучительно соображая, как ей себя вести. Заплакать, чтобы мальчишки любовались глубиной испытываемых ею чувств? Но это было нелепо, глупо и странно, и Марина просто молчала, а мальчишки быстро теряли к ней интерес.

А потом еще и оказалось, что никому особенно не надо было ее замечать.

Пока Марина по совету своей мамаши молча отсиживалась в углу, изображая из себя оскорбленную невинность и ожидая самого настойчивого разглядывателя ее уникального внутреннего мира – «мужчина должен добиваться тебя!» - кавалеров разбирали бойкие и веселые подружки. Пока Марина, изучая иностранные языки,  обогащала свой внутренний мир, в котором никто особо не жаждал копаться, чтоб понять уникальность новоявленной Золушки, одноклассницы выпрашивали у родителей модные тряпки и новые сапожки и гуляли вечерами с ухажерами.

А  Марина все ждала, когда же явится ее принц, обрастая все новыми комплексами – подружки были теми еще язвами и никогда не упускали возможности посмеяться над скромными нарядами девушки, над ее ношеной шубкой, над чинеными ботинками. 

Весь семейный бюджет, оказывается, был ориентирован на Елену Петровну и на подношения ей же – отец Марины наконец-то одумался и попытался вернуть утерянное расположение жестокой супруги многочисленными подарками. Так что на новые ботинки Марине денег тоже не хватало.

Родители жили в каком-то своем, выдуманном мире, полном страстей, и им, погрязшим с этих отношениях, было не до растущей дочери и до ее потребностей, которые мать Марины называла пустяковыми и неважными. Они ловко отгораживались от жизни дочери, и в свою жизнь ее тоже не пускали. Тепла и взаимопонимания между родными, казалось бы, людьми не было.

Так что к своим семнадцати годам, окончив школу и поступив в институт, Марина была выставлена мамой в большую жизнь совершенно к этой самой жизни не подготовленная, да еще и с кучей комплексов. Она никогда не красила волос, не умела делать макияж, не носила туфель на высоких каблуках и считала себя дурнушкой, глупой курицей – а чем еще можно было объяснить ее неудачи?!

Назад ... 58 Вперед
Перейти на страницу:
Похожие книги на Испанец (СИ):
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Испанец (СИ)":
×