Точка (СИ) - Кокоулин Андрей Алексеевич

Точка (СИ)
135
Категории: Прочее
Название: Точка (СИ)
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Точка (СИ) - полная версия

Шесть лет назад Леммер Искин покинул Фольдланд. Теперь он — беженец, живущий в небольшом остмаркском городе.

 
Назад ... 88 Вперед
Перейти на страницу:

Точка

Глава 1

Воды на этаже опять не было.

Ни холодной, ни горячей. После поворота вентиля с холодной водой раздавалось обнадеживающее шипение, после поворота вентиля с горячей не раздавалось ничего. Это говорило о том, что холодная, возможно, будет к полудню, а горячую, пожалуй, уже стоит перевести в категорию «мечты несбыточные».

Искин устало повозил по зубам сухой зубной щеткой и сплюнул в раковину. Плевок застыл у горловины мутно-белым бугорком на потрескавшейся голубой эмали.

Искин вздохнул и закрутил вентили. Вытер рот сухим полотенцем.

В осколке приклеенного к стене зеркала отразились высокий лоб и серые, вздыбившиеся волосы. Чтобы заглянуть себе в глаза, Искину пришлось привстать на носки.

М-да.

Глаза были мутные, с краснотой лопнувших сосудиков. Ни желания жить, ни легкости, ни проблеска надежды. Тьфу!

Огорченный Искин покинул общий санузел.

У номера его ждал высокий, всколоченный Баль. Он работал на рефрижераторе — развозил мороженую рыбу с завода по окрестным магазинчикам. Длинные ноги его перекрывали коридор, упираясь носками туфель в противоположную стену.

— Привет, — сказал Искин.

— Ага, — сказал Баль.

Он убрал ноги и дождался, пока Искин, со второй попытки попав ключом в замочную скважину, откроет тонкую фанерную дверь.

— Ты ко мне? — спросил Искин.

Баль пожал плечами, но молча вошел следом, распространяя слабый запах рыбы. Серый утренний свет дышал сквозь жалюзи. Искин бросил полотенце на спинку драного кресла и сел на продавленную кровать.

— Так что?

Баль запустил пятерню в свою пышную шевелюру.

— Ты мог бы пойти со мной?

— Опять?

Баль отвел глаза и кивнул.

Искин вздохнул, наклонился и вытянул из-под кровати чемодан из местами облезшей коричневой кожи. Собственно, это было все, с чем он три года назад появился в городе.

В чемодане лежали пиджак, флакон лосьона «Бельмар», подтяжки, томик Эмиля Лензаки и несколько рубашек с коротким и длинным рукавом.

— Где ты их только находишь? — спросил Искин, доставая одну из рубашек.

— На улице, — сказал Баль.

— Это я понял.

Рубашка оказалась с волнистым узором по животу. От воротника пахло мылом. Искин застегнул пуговицы.

— Вечером она была нормальная, — сказал Баль.

— Или терпела.

— Я разбираюсь, она была нормальная, — упрямо повторил Баль.

— Хорошо, — согласился Искин, сняв полосатые пижамные штаны. — И сдать ее санитарной службе ты не хочешь. Она здешняя?

— Нет.

— Ты знаешь, что это противозаконно?

Баль вдруг широко, щербато улыбнулся.

— Идут они в задницу!

— Ясно.

Искин, прикрыв одеялом бледные ноги, стянул мятые брюки со стула.

Пока он одевался, Баль широкими шагами напряженно мерил узкую комнатку. Размеры помещения были таковы, что своими движениями водитель рефрижератора, казалось, заполнял весь его объем. Всюду были его локти, его колени, его волосы и его нос. Тело его, упакованное в джинсы и жилет, перемещаясь, существовало, по всей видимости, сразу в добром десятке точек пространства.

У Искина заболели глаза.

— Подай мой биопак, — попросил он, протягивая сквозь петли на поясе брючный ремень.

— А где он?

О, благодать, Баль на мгновение остановился, и комната перестала плыть и обрела привычные бледно-желтые цвета.

— В шкафу на нижней полке.

— Понял.

Баль развернулся к шкафу — массивному фанерному сооружению, подпоркой справа которому служили несколько толстых бюллетеней городского статистического бюро. Скрипнув дверцей, он ушел в нутро шкафа с головой.

— Здесь что-то сдохло.

— Это старый запах.

— Понятно. Мерзость. Ага, — Баль, вынырнув, показал Искину толстый, размером чуть больше ладони планшет с выпуклым экраном, — нашел.

— Замечательно, — сказал Искин.

Он принял биопак, поиграл утопленными в корпус кнопками, проверил заряд и дождался надписи «bereit» на экране.

— Все, можем идти.

Баль шагнул в коридор. Искин вышел следом, провернул ключ в замке. По лестнице они спустились на два этажа вниз.

Хорошо, что рано, подумал Искин, прислушиваясь к непривычной тишине. Было, пожалуй, около пяти утра. Никто не ревел, не пел, не кричал, не звенел бутылками, не крушил мебель и не слушал музыку, выкрутив басы.

Плечи Искина покрылись мурашками.

Тусклые лампочки через каждые три метра освещали растрескавшиеся половые плитки и сиреневые стены, разрисованные корявыми черно-белыми граффити и исписанные непристойностями. Правда, встречались и вполне невинные надписи. Например, «Каждый второй четверг месяца я люблю Шакьяруни».

Судя по припискам, кривым столбиком сползающим книзу, Эдварда Шакьяруни, раздающего социальные карточки, в этот день любили многие.

Баль схватил Искина за локоть.

— Леммер, пообещай мне.

— Что пообещать?

— Что ты ее вылечишь.

Искин остановился.

— Я сделаю все, что смогу. Но если девчонка на третьей или четвертой стадии, ее придется сдать санитарной службе. По крайней мере, там есть наноплон.

— А у тебя нет? — с надеждой спросил Баль.

— Нет.

В номере у Баля вовсю крутил лопастями вентилятор на разлапистой штанге. Горели ночник под красным абажуром и плафон под потолком. Пахло табаком и лимонами. На столике под вентилятором шелестел страницами еженедельник «Вильмар». Одна, две, три женские задницы, рекламирующие женское нижнее белье.

Искин подумал, что производители мини и бикини будут проталкивать свою продукцию даже во время апокалипсиса.

Хотя вот он, апокалипсис.

Девчонка лежала на Балевой кровати. Локти. Колени. Прозрачные трусики. Небольшая грудь.

Искин подсел к изголовью, сбросив подушку и простыню.

Девчонка едва дышала. Он оттянул ей веко, изучая голубоватый глазной белок, тронул жилку на шее. Мимоходом подумал: красивая. Нос, губы.

— Воды.

— Чего? — очнулся застывший Баль.

— Вода у тебя есть? Хотя бы минеральная?

— Сейчас.

Баль рванул в угол к компактному холодильнику. Мало у кого в номере был холодильник.

Искин взял девчонку за руку. Рука была согнута под углом и напряжена. Под кожей на предплечье и у бицепса проглядывали нехорошие, темные бугорки. Искин легко провел по одному пальцем — ребристо.

Если не третья стадия, то очень близко к третьей.

— Вот, — Баль сунул Искину маленькую бутылку «аквановы». — Как она?

— Не знаю. По внешним признакам — плохо.

— Лем…

— Я сделаю все, что смогу, — сказал Искин, перебивая и сердясь. — Мне нужно больше света, есть что-то еще?

— Фонарь, — сказал Баль.

— Тащи.

Баль поволок стул к антресолям над входной дверью.

— Встанешь напротив, — сказал Искин, дергая магнитные присоски из биопака, — и светишь сверху, не сбоку, а сверху.

— Я понял.

Какая-то железка грянула на пол из-под Балевой руки.

Искин вздохнул и больше не отвлекался. Биопак выдавил на экран зеленые строчки меню. Сканирование. Анализ. Терапия.

Искин прилепил девчонке присоски под левую грудь, над пупком и справа на ребра. Последнюю, на длинном шнуре — под коленную чашечку.

— Баль!

— Все, я готов, готов!

Баль косматой тенью проскользнул мимо, обежал кровать. Помедлив, у антресолей грохнулся стул. Искин поморщился.

— Свет-то дашь?

— Уже! — Баль выставил руки, направляя пластиковый конус фонаря отражателем вниз.

Щелк.

Живот девчонки растаял в белом световом круге.

— Держи так, — сказал Искин.

На самом деле, необходимости в фонаре не было никакой. Но пусть Баль держит — по крайней мере, не мешает и не может разглядеть, что делает сам Искин.

Такие вот секреты.

Биопак был старый, фирмы «Моллер», с модифицированной и битой прошивкой. Рухлядь. Ни частоту не держал, ни длительность магнитонного облучения. Говорить о захвате юнитов и вовсе не приходилось. Максимум, что он мог, это идентифицировать степень юнит-заражения. Впрочем, Искин на глаз оценивал быстрее.

Назад ... 88 Вперед
Перейти на страницу:
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Точка (СИ)":
×