MyLib — книжный портал » Прочее » Золотой жук. Странные Шаги

Золотой жук. Странные Шаги - По Эдгар Аллан

Золотой жук. Странные Шаги
102
Категории: Прочее
Название: Золотой жук. Странные Шаги
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Золотой жук. Странные Шаги - полная версия

Детективные истории, мистические сюжеты… Улица Морг содрогнулась от страшных преступлений, но их разгадка проста… Каждый рассказ книги — захватывающая дух история. В книгу включены рассказы Эдгара По и Гилберта Честерона.

Содержание:

ЭДГАР ПО

Золотой жук. Перевод А. Старцева

Убийство на улице Морг. Перевод Р. Гальпериной

Украденное письмо. Перевод Р. Гальпериной

Низвержение в Мальстрем. Перевод М. Богословской

Свидание. Перевод М. Энгельгардта

Колодец и маятник. Перевод С. Маркиша

Овальный портрет. Перевод М. Энгельгардта

Очки. Перевод Э. Лазебниковой и Г. Фанбуловой

Н. Эйшискина. Рассказы Эдгара По

ГИЛЬБЕРТ ЧЕСТЕРТОН

Пятерка шпаг. Перевод И. Бернштейн

Сапфировый крест. Перевод Н. Трауберг

Странные шаги. Перевод И. Стрешнева

Летучие звезды. Перевод И. Бернштейн

Сломанная шпага. Перевод А. Ибрагимова

Невидимка. Перевод Е. Алексеевой

Небесная стрела. Перевод И. Карнауховой

Злой рок семьи Дарнуэй. Перевод Н. Санникова

Тайна отца Брауна. Перевод В. Стенича

Тайна Фламбо. Перевод В. Стенича

Проклятая книга. Перевод Н. Трауберг

Лицо на мишени. Перевод О. Атлас

Неуловимый принц. Перевод Н. Демуровой

Причуда рыболова. Перевод В. Хинкиса

«Белая ворона». Перевод К. Жихаревой

Преступление капитана Гэхегена. Перевод Н. Трауберг

Н. Трауберг. Детективные рассказы Гильберта Кийта Честертона

 

Оформление Ю. Киселёва. Рисунки Н. Цейтлина

 

Назад ... 113 Вперед
Перейти на страницу:
Золотой жук. Странные Шаги - i_001.png

Эдгар По

Золотой жук

Золотой жук. Странные Шаги - i_002.png

Золотой жук

Глядите! Хо! Он пляшет как безумный.

Тарантул укусил его…

«Все не правы» [1]

Золотой жук. Странные Шаги - i_003.png
 Много лет назад мне довелось близко познакомиться с неким Уильямом Леграном. Он происходил из старинной гугенотской семьи и был прежде богат, но неудачи, следовавшие одна за другой, довели его до нищеты. Чтобы избегнуть унижений, связанных с потерей богатства, он покинул Новый Орлеан, город своих предков, и поселился на Сэлливановом острове, поблизости от Чарльстона в Южной Каролине.

Это очень странный остров. Он тянется в длину мили на три и состоит почти что из одного морского песка. Ширина его нигде не превышает четверти мили. От материка он отделен едва заметным проливом, вода в котором с трудом пробивает себе путь сквозь тину и густой камыш — убежище болотных курочек. Деревьев на острове мало, и растут они плохо. Настоящего дерева не встретишь совсем. На западной оконечности острова, где возвышается форт Моултри и стоит несколько жалких строений, заселяемых в летние месяцы городскими жителями, спасающимися от лихорадки и чарльстонской пыли, можно увидеть колючую карликовую пальму. Зато весь остров, если не считать этого западного мыса и белой, твердой как камень песчаной полосы на взморье, покрыт частой зарослью душистого мирта, столь высоко ценимого английскими садоводами. Кусты его достигают нередко пятнадцати — двадцати футов и образуют сплошную чашу, наполняющую воздух тяжким благоуханием и почти непроходимую для человека.

В сокровенных глубинах миртовой чащи, ближе к восточной, удаленной от материка оконечности острова, Легран соорудил себе хижину, где и обитал, когда я, по воле случая, с ним познакомился. Знакомство вскоре перешло в дружбу. Многое в характере отшельника внушало интерес и уважение. Я увидел, что он отлично образован и наделен недюжинными способностями, но вместе с тем заражен мизантропией и страдает от болезненного состояния ума, впадая попеременно то в восторженность, то в угрюмость. У Леграна было немало книг, но он редко к ним обращался. Он предпочитал охотиться и ловить рыбу или же бродить по прибрежному песку и миртовым зарослям в поисках раковин и насекомых. Его коллекции насекомых позавидовал бы Сваммердам [2]. В этих странствиях Леграна обычно сопровождал старый негр Юпитер. Он был отпущен на волю еще до разорения семьи; однако ни угрозами, ни посулами нельзя было убедить Юпитера, что он лишился неотъемлемого права следовать повсюду за «масса Уиллом». Возможно, впрочем, что родные Леграна, обеспокоенные его психической неуравновешенностью, поддерживали это упорство в Юпитере, чтобы не оставить беглеца без всякого попечения.

Зимы на широте Сэлливанова острова редко бывают очень суровыми, и в осеннее время почти никогда не приходится разводить огонь в помещении. В средних числах октября 18.. года выдался, однако, необычайно холодный день. Перед самым заходом солнца я пробрался сквозь вечнозеленые заросли к хижине моего друга, которого не видел уже несколько недель. Я жил в Чарльстоне, в девяти милях от острова, и удобства сообщения в те дни далеко отставали от нынешних. Добравшись до хижины, я постучал, как обычно, и, не получив ответа, разыскал в потайном месте ключ, отомкнул замок и вошел.

В камине пылал славный огонь. Это было неожиданно и весьма кстати. Я сбросил пальто, опустился в кресло, поближе к потрескивающим поленьям, и стал терпеливо ждать возвращения хозяев.

Они пришли вскоре после наступления темноты и сердечно меня приветствовали. Юпитер, улыбаясь до ушей, стал хлопотать по хозяйству, приготовляя на ужин болотных курочек. У Леграна был очередной приступ восторженности, — не знаю, как еще именовать это состояние. Он нашел двустворчатую раковину, которой не встречал ранее, и, что еще более радовало его, выследил и с помощью Юпитера поймал жука, по его словам совершенно неизвестного науке. Он сказал, что завтра хочет выслушать мое суждение об этом жуке.

— Почему же не сегодня? — спросил я, потирая руки у огня и мысленно посылая к чертям всех жуков на свете.

— Если бы я знал, что вы здесь! — сказал Легран. — Но ведь мы так давно не виделись. Как я мог угадать, что именно сегодня вечером вы к нам пожалуете? Когда мы с Юпитером возвращались, то повстречали лейтенанта Дж. — из форта, — и я, по глупости, отдал ему жука до завтра. Так что сейчас жука у меня нет. Переночуйте, и с восходом солнца мы пошлем за ним Юпа. Это просто очарование!

— Что? Восход солнца?

— К черту восход солнца! Я о жуке! Он ослепительно золотой, величиной с крупный лесной орех, и на спинке у него три пятнышка, черных как смоль. Два повыше, и одно, продолговатое, внизу. А усики и голову…

— Где же там олово, масса Уилл, послушайте вы меня! — вмешался Юпитер. — Жук весь золотой — чистое золото внутри и снаружи, только вот на спинке пятна. Никогда еще не встречал такого тяжелого жука.

— Допустим, что это так и жук из чистого золота, — сказал Легран, как мне показалось, более серьезным тоном, чем того требовали обстоятельства, — но почему же, Юп, мы должны из-за этого есть пережаренную дичь?

Действительно, цвет жука таков, — продолжал он, обращаясь ко мне, — что я почти готов согласиться с Юпитером. Надкрылья излучают яркий металлический блеск — в этом вы сами сможете завтра убедиться. Пока что я нарисую вам, как он выглядит.

Легран сел за столик, где были перо и чернильница. Бумаги на столе не оказалось. Он поискал в ящике, но и там ничего не нашел.

— Не беда! — сказал он наконец. — Обойдусь и так. Он вытащил из жилетного кармана очень грязный клочок писчей бумаги и, взяв перо, стал бегло набрасывать рисунок. Пока он занимался этим, я продолжал греться у огня; озноб мой еще не прошел. Легран закончил рисунок и протянул его мне, не поднимаясь со стула. В эту минуту послышался громкий лай и царапанье у входной двери. Юпитер распахнул ее, и огромный ньюфаундленд Леграна ворвался в комнату и стал бурно ластиться ко мне, положив лапы прямо мне на плечи, — я подружился с ним еще в прежние свои посещения. Когда пес угомонился, я взглянул на бумагу, которую держал в руке, и, по правде говоря, был немало озадачен рисунком моего друга.

— Что ж, — промолвил я, наглядевшись на него вдосталь, — это действительно странный жук. Признаюсь, совершенная новинка, никогда ничего подобного не видывал. По-моему, этот жук походит на череп, каким его изображают на эмблемах. Да что там походит!.. Самый настоящий череп!

— Череп? — воскликнул Легран. — Пожалуй, что и так, в особенности на моем рисунке. Общая форма овальная. Два черных пятнышка сверху напоминают глазницы — не так ли? Нижнее же, удлиненное пятно, можно счесть за оскал черепа.

— Да, может быть, Легран, — сказал я, — но рисовальщик вы слабый. Я подожду с окончательным суждением о жуке, пока не увижу его собственными глазами.

— Как вам угодно, — отозвался он с некоторой досадой, — но, по-моему, я рисую недурно — по крайней мере, я привык так думать. У меня были отличные учителя, и, позволю себе заметить, чему-то я должен был у них научиться.

— В таком случае вы меня дурачите, милый друг, — сказал я. — Вы нарисовали довольно сносный череп, я готов даже допустить — хоть я и дилетант в вопросах остеологии, — что вы нарисовали превосходный череп. И, если ваш жук на самом деле похож на него, это самый поразительный жук на свете. Жук с такой внешностью должен вызывать суеверный страх. Я не сомневаюсь, что вы назовете его scarabaeus caput hominis [3] или как-нибудь в этом роде; естественная история полна подобных наименований… Хорошо, а где же усики?

вернуться

1

В качестве эпиграфа использована цитата из пьесы «Все не правы» английского драматурга Артура Мэрфи (1727–1805).

вернуться

2

Сваммердам Ян (1637–1680) — голландский биолог, автор «Истории насекомых».

вернуться

3

Жук — человеческая голова (лат.).

Назад ... 113 Вперед
Перейти на страницу:
Похожие книги на Золотой жук. Странные Шаги:
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Золотой жук. Странные Шаги":
×