MyLib — книжный портал » Проза » Повод для молчания

Повод для молчания - Кривин Феликс Давидович

Повод для молчания
64
Название: Повод для молчания
Добавлено: 14 июль 2020
Читать онлайн

Описание книги Повод для молчания - полная версия

Повести и рассказы, вошедшие в эту книгу, могут быть отнесены к жанру иронической фантастики с элементами иронического детектива. Поэтому в книге действуют пришельцы, ушельцы, инспекторы полиции, преследующие преступников, а также путешественники по огромным космическим и бесконечно малым микроскопическим мирам.

Назад ... 2 Вперед
Перейти на страницу:

Феликс Кривин

Повод для молчания

– А сейчас позвольте вам представить еще одного гостя, которого, впрочем, все вы хорошо знаете. Галилео Галилей!

Брэк сказал:

– Учитель устал от выпитого, он забыл, на каком он свете: на том, на котором уже Галилей, или на том, на котором пока еще мы с нашим Учителем. – И он ударил по клавишам, как по барабану (Брэк превосходно бил по барабану, за что и получил свое прозвище – Брэк).

– Цивилизация, о которой мои друзья имеют не очень ясное представление, продолжает развиваться, – сообщил Учитель, которого назвали так именно за образованность. – До последнего времени наука считала: личность умирает вместе с человеком. Но ведь личность не исчезает бесследно. Она остается – в письмах, дневниках, воспоминаниях современников. И если собрать все это, можно восстановить личность. И она будет жить.

– В этих бумагах? – спросил Метр, получивший это имя за то, что росту в нем было немногим более метра.

– Нет, не в бумагах. Мы записываем личность на пленку, и она живет на магнитофоне. И не просто воспроизводит записанное, а продолжает жить дальше – от того места, на котором обрывается запись. И длиться может без конца – сотни, тысячи километров.

– Тысячи километров, – усмехнулась Праматерь (ее по-настоящему звали Евой). – Вот бы тебя, Метр, так записать!

– Лучше Брэка, – сказал Метр. – Для него главное – звучать, он может обойтись и без тела.

– Ты тоже неплохо обходишься, – Праматерь смерила его коротким взглядом.

– Ну, тебе-то, ясно, не обойтись, – парировал обиженный Метр.

Плоская коробочка. Магнитофонная лента. Вот здесь он, Галилео Галилей, человек перевернувший вселенную, доказав, что Земля вращается вокруг Солнца, а не Солнце вокруг Земли. И сейчас, спустя четыреста лет, он оживет и с ним можно будет разговаривать…

Все притихли. Было в этом что-то непривычное, даже страшное – разговаривать с умершим человеком.

– Давайте сначала выпьем, – предложил Метр. – Потом будет неудобно: он же, наверно, не пьет?

– Выпьем и закусим, – поддержал предложение Брэк.

– Пускай говорит, – вступилась за Галилея Праматерь. – Ему же больше ничего не осталось. Пускай говорит.

– Никак мы не можем без разговоров, – пожаловался Метр. – Нет чтоб спокойненько посидеть, выпить…

Наступила долгая пауза. Бесшумно крутилась пленка, не извлекая никаких звуков, и уже Брэк и Метр переглянулись между собой и перемигнулись, и уже они чокнулись, чтобы выпить на радостях, как вдруг послышался вздох…

– Это не ты, Праматерь? – подозрительно спросил Брэк.

– Это я, – прозвучало в ответ. Но ответила не Праматерь.

Пленка крутилась так, как крутится человек, наматывая на себя дни, месяцы, годы. И когда их достаточно намотается, ему не будут страшны никакие житейские волнения: от них защитит его толстая пленка годов. Так сохраняются мумии фараонов, крепко спеленатые, окруженные толстыми стенами пирамид, потому что разрушительно лишь соприкосновение с жизнью.

Галилей молчал; а пленка крутилась, перематывая его молчание, и он не знал, сколько там, впереди, остается. Со стороны было видно, как жизнь его перематывается с катушки на катушку, и все меньше становилась катушка будущего, и все больше становилась катушка прошлого, и крутились они с одинаковой скоростью, и были похожи одна на другую, как сестры. Сначала будущее было старшей сестрой, и оно давало советы младшей и всячески обнадеживало ее. Но со временем оно уменьшалось, и тогда прошлое становилось старшей сестрой, и уже оно давало советы будущему. Всего этого не было видно тому, кто жил на пленке, и он нерасчетливо тратил жизнь, заполняя ее молчанием.

Выпили для храбрости, и Брэк сказал:

– Что-то молчит старичок. Может, обиделся?

– Я не обиделся. – Это сказал он, Галилей. – Просто я не вижу повода для разговора.

И он опять замолчал, – между прочим, без всякого повода, на что тотчас же указал ему Брэк. Галилей ответил в том смысле, что молчание не требует повода, что оно естественное состояние человека. А вот для того, чтоб нарушить его, нужен повод. Брэк сказал, что миллионы людей разговаривают без всякого повода – просто потому, что им приятно поговорить, хочется обменяться мыслями. Галилей сказал, что один только обмен мыслями не увеличивает общего количества мыслей, что мысли, подобно денежным знакам, стираются от усиленного обращения.

– У него какая-то путаница в голове, – шепнул Метр Праматери. – Мысли, деньги – не поймешь, о чем он говорит. Конечно, – старик и вдобавок еще – покойник.

– Заткнись! – оборвала его Праматерь.

Учитель сказал:

– Иногда молчать – значит думать. Это не все понимают, дорогой Галилей.

– Думать! – возмутился Метр. – Тоже мне повод для молчания!

– Метр – человек неплохой, – объяснил Галилею Учитель, – но разум его вращается не вокруг Солнца, как сказал бы ты, а вокруг вечного мрака, в котором вечная пустота.

– Природа не терпит пустоты, – сказал Метр и наполнил бокалы.

На пленке покашляли. Это был хронический, застарелый кашель, которому было четыреста с лишним лет. Галилей сказал:

– Наверно, я не все понимаю. Старикам трудно понять молодых, а мне уже почти восемьдесят.

– Молодится старик, – не упустил случая Метр. – Наверняка скинул четыре сотни.

– Вы боитесь пустоты, – сказал Галилей, – и заполняете жизнь чем попало. Вы хотите получить все сразу, забрав со своего счета весь вклад… Человек не должен грабить свое будущее… Хотя я не навязываю вам свой образ жизни…

И все представили себе этот образ жизни: четыре магнитофона – и на каждом крутится пленка: Брэк, Учитель, Праматерь и Метр.

Брэк (меланхолически крутится). Чем бы таким заняться? Двадцать метров прошло, а ничего не меняется. С одинаковой скоростью ничего не меняется… Ты здесь, Праматерь?

Праматерь (так же бесстрастно крутится). Здесь. А может, не здесь. Я не вижу, где я.

Брэк. Ничего. Главное, что ты крутишься. А то одному крутиться… Как у тебя со скоростью?

Праматерь. Четыре в минуту.

Брэк. То же самое. А бывает десять. А то и девятнадцать. Конечно, крутишься веселей, но быстрей прокручиваешься.

Праматерь. Пускай быстрее. Только бы веселей.

Брэк. Как у тебя напряжение?

Праматерь. Нормально.

Брэк. А громкость?

Метр (взрывается, внешне спокойно крутясь). Перестаньте! О другом не можете поговорить? Как скорость? Как громкость? Как напряжение? Я не хочу об этом слушать! Я не хочу об этом думать! Я хочу просто крутиться! Просто крутиться, как все!

Брэк. У тебя сейчас лопнет пленка.

Метр. Пускай. Дайте мне выпить.

Учитель (с четвертого магнитофона). Ты не можешь выпить.

Метр. Я не могу? Вы шутите!

Учитель. Друзья, не будем ссориться. Мы опять вместе, как в прежние времена. Правда, мы не можем видеть друг друга, а если б и видели, все равно б не узнали. Все осталось там, в прежней жизни: и добрые глаза нашей Праматери, и пьяная физиономия Метра, и Брэк с его барабанными палочками, угнетающими барабанные перепонки, – все осталось там. Но мы сохранили главное: наши личности, наши индивидуальности, которые вознесли нас над смертной природой.

Брэк. Он уже десять метров наговорил, я специально следил за временем.

Учитель. Мы не можем видеть друг друга, мы не можем друг к другу подойти. Мы не можем сходить в кино, посидеть у телевизора, мы не можем ни сидеть, ни ходить, мы можем только обмениваться мыслями. И мыслить. Раньше мы не ценили этого высокого наслаждения – мыслить, а теперь нас ничто не отвлекает от него. Так будем же мыслить, будем обмениваться мыслями! Начинай, Брэк!

Брэк. Почему это я?

Метр. Кто-то должен начать. Для начала.

Брэк. Но почему же я?

Метр. Ты любишь звучать. Давай прозвучи какой-нибудь мыслью.

Брэк. Пусть прозвучит Праматерь. Она женщина.

Праматерь. Неужели ни у кого нет какой-нибудь мысли?

Назад ... 2 Вперед
Перейти на страницу:
Похожие книги на Повод для молчания:
Прокомментировать, оставить отзывы на книгу "Повод для молчания":
×